header

12 января 2010 г. исполнилось 140 лет со дня рождения великого алтайского художника Григория Ивановича ЧоросГуркина (1870—1937), ученика и последователя И. И. Шишкина, воспитанника Императорской Академии художеств, легенды сибирского искусства.

Вся его жизнь, трагически оборвавшаяся в годы репрессий, была неустанным служением творчеству, своему народу, Алтаю. Его роль в развитии духовной культуры Горного Алтая не ограничивается только изобразительным искусством. ЧоросГуркин стал первым алтайским этнографом и фольклористом, всю свою жизнь собиравшим и изучавшим наследие прошлого – наскальные рисунки, изваяния, шаманскую атрибутику, декоративно прикладное искусство, устное народное творчество. Последнее увлечение настолько развило его литературный талант, что он стал оригинальным писателем, часто публиковавшим в сибирских газетах и журналах яркие статьи, путевые очерки и оригинальные «стихотворения в прозе». Этот жанр позволял ему свободно вводить в русскоязычный текст приёмы и образцы алтайского фольклора. Такими же качествами обладают его дневники и письма. ЧоросГуркин был одним из первых просветителей своего народа. Он же стал первым наставником национальных художников. В каждой из названных областей ЧоросГуркин был в числе основоположников, ключевых фигур, и результаты его деятельности были таковы, что заслуживают специального изучения. Судьба причудливо соединила имя Григория Ивановича ЧоросГуркина с именем великого русского художника, путешественника, мыслителя и общественного деятеля Николая Константиновича Рериха (1874—1947). Возможно, сопоставление или сравнение этих двух личностей в какойто мере может показаться необоснованным. Мы не знаем никаких высказываний Рериха и ЧоросГуркина о творчестве друг друга, за единственным исключением, фактов их встреч и общений. А между тем в начале их жизненного и творческого пути было немало общего. Оба они обучались в Академии художеств и могли встречаться в художественных кругах СанктПетербурга. В 1897 г. Рерих получает звание художника, а Чорос Гуркин в этот же год становится учеником профессора Академии Ивана Ивановича Шишкина (1832—1898) и посещает его мастерскую. С 1899 по 1904 г. Чорос Гуркин становится вольнослушателем Академии художеств по классу профессора Александра Александровича Киселёва (1838—1911) и постоянным участником Осенних академических выставок. В Национальном музее Республики Алтай имени А. В. Анохина (далее – НМРА) хранится рукопись ЧоросГуркина – указатель Осенней выставки 1899 г. в Академии художеств. В ней содержатся карандашные рисунки с 50 этюдов и список 34 рисунков с номерами и ценами. На некоторых из них есть пометки об их продаже с фамилиями и адресами. Среди покупателей этюдов значатся «профессор А. А. Киселёв» и «сестра профессора А. А. Киселёва».

ЧоросГуркин также участвовал на выставках Императорского Общества поощрения художеств, в котором Рерих более 20 лет был активным деятелем: с 1901 г. – секретарём, с 1906 г. – директором Рисовальной школы Общества. Рерих – один из первооткрывателей иконописного наследия Древней Руси. ЧоросГуркин обучался иконописи и много лет писал иконы. Надо сразу отметить, что огромный багаж всех тех свойств и качеств (таких, например, как усердие, бережное отношение к изображаемому материалу, любовь к ремеслу), так необходимых в профессиональной деятельности художника, он получил в иконописных мастерских Алтайской Духовной миссии. Там он проработал ни много ни мало – четверть своей сознательной жизни – пятнадцать лет. Его с уверенностью можно отнести к числу первых алтайских иконописцев. И Рерих, и ЧоросГуркин были художникамиисследователями, изучали археологические памятники, делали этнографические зарисовки. Рерих создавал живописную летопись стран и народов Азии. В полотнах ЧоросГуркина достойное отображение нашла величественная природа Алтая. Огромный интерес представляет его ещё недостаточно исследованное графическое наследие, включающее более трёх тысяч листов. Значительная их часть выполнена ЧоросГуркиным в 1902, 1908, 1911, 1912, 1926, 1930 гг. во время экспедиций по Алтаю, а также в период его пребывания в 920–1925 гг. в Монголии и ТаннуТуве. ЧоросГуркин фиксирует на бумаге сцены быта, культовых обрядов, мотивы орнамента, украшающего утварь, одежду. Рисунки сопровождают пояснительные тексты автора, записанные со слов очевидцев: название и назначение предмета бытового обихода, имя владельца, его родовая принадлежность, возраст, время и место. Ценность их в первую очередь определяется тем, что они зарисованы в то время, когда предметы быта, культа ещё сохраняли свой традиционный облик.

Алтай, расположенный в Центральной Азии на границе гор и пояса великих степей, а также на путях переселений многих древних народов, является одним из уникальных регионов России по количеству и концентрации археологических памятников от каменного века до позднего средневековья. И естественно полагать, что творчество ЧоросГуркина, так же, как Рериха, пронизано темами древней истории родной земли. При изучении графического наследия алтайского художника выяснилось, что он делал многочисленные наброски различных археологических памятников: курганов, каменных изваяний, наскальных рисунков. Как известно, Рерих неоднократно писал, что каменные изваяния и петроглифы, увиденные им в Ладаке, Лахуле такие же, что и в Монголии, Синьцзяне и на Алтае. В целом по своему количеству и содержанию собрание графики ЧоросГуркина составляет уникальную художественноэтнографическую энциклопедию Алтая и, в какойто мере, Монголии и Тувы.

Октябрьские события 1917 г. круто изменили исторические судьбы не только России и Горного Алтая, но и существенно повлияли на судьбы многих людей, в том числе и Рериха, и ЧоросГуркина. С 1917го по 1919 г. ЧоросГуркин принимает активное участие в общественнополитической жизни не только Горного Алтая, но и всей Южной Сибири. Это связано со временем строительства в Горном Алтае национальной автономии и создания органа самоуправления – Алтайской Горной Думы, затем и КаракорумАлтайской окружной управы, председателем которой был избран ЧоросГуркин. Эмблемой этого движения был рисунок равновеликого треугольника, заключённого в круг, – символ вечности со словами «Дьер – Су – Хан Алтай» (Земля – Вода – Хан Алтай). В послереволюционные годы ЧоросГуркин мечтал о создании единого государственного образования тюркских народов Южной Сибири. Н. К. Рерих тоже мечтал о Союзе Востока и вынашивал идею Новой Страны. В конце 1919 г. изза известных политических событий ЧоросГуркин был вынужден эмигрировать в Монголию, а в 1921 г. – в ТаннуТуву. Благодаря этому решению он сумел сохранить свои лучшие работы и обогатить своё творчество монгольскими и тувинскими материалами. Рерих после революции оказался отрезанным от Родины, а позднее также был в Монголии. В основе внешнеполитической деятельности Советского государства после 1917 г. лежала идея продвижения идей мировой революции на Восток – в Монголию, Тибет, Индию и т. д. Проводниками её могли стать буряты, ойраты и калмыкибуддисты, для которых Далайлама являлся духовным главой. Здесь уместно сказать ещё об одном человеке, сыгравшем заметную роль в тайных экспедициях Советского правительства в двадцатых годах XX столетия в Тибет и повлиявшем на судьбу ЧоросГуркина. Это алтаец С. С. Борисов (Тодогошев), дипломат, помощник заведующего II Восточным отделом Народного комиссариата иностранных дел СССР (НКИД СССР)3. В 1917–1918 гг. он был активным участником движения за национальное самоопределение Горного Алтая. Работал в БурятМонгольской республике, в Иркутске. В 1920 г. ездил в Монголию, встречался с Дамдины Сухэ Батором (1893—1923), оказывал помощь в создании Монгольской народной партии, выработке её программы, стратегии, тактики. Борисов был одним из активных сотрудников Дальневосточного секретариата Коминтерна, ставшим фактически штабом по руководству всей коммунистической и революционной работы в странах Центральной и Восточной Азии: Монголии, Тибете, Китае, Корее, Японии. Он заведовал монголотибетским отделом Коминтерна, одновременно с конца 1921 г. работал и на Советское дипломатическое ведомство, вначале заместителем уполномоченного НКИД СССР в Монголии. В 1922 г. Борисов был переведён в Москву на должность консультанта НКИД СССР. Возможно, именно Борисов помог выжить ЧоросГуркину в Монголии и в Тан нуТуве, а затем получить для него визу для поездки в Ленинград на празднование 200летия Академии наук и осенью 1925 г. выехать из ТаннуТувы в Советский Союз. В силу засекреченности миссии большевиков в Монголии и Тибете, вероятно, Борисов вынужден был действовать через подставных лиц. В 1934 г. ЧоросГуркин писал: «Приехал из Улясутая Бурдуков партийный. Он помог мне тем, что дал две кошемные юрты для зимовки. В горах Улясах у него в Улясутае был художник Хомутов, который, услышав про меня, что я живу в Уланкоме, просил Бурдукова помочь мне от его имени». Алексей Васильевич Бурдуков (1883—1943) – известный ученыймонголовед, представитель Центрсоюза в Улясутае. Поводом к нашему исследованию стали не только близость жизненных и творческих путей ЧоросГуркина и Рериха в петербургский период их учебы и работы, но и нечто другое, что объединяет их и нуждается в раскрытии, а именно – притяжение Алтая и предсказывание Рерихом и ЧоросГуркиным великого будущего Алтаю. «Я верю в Алтай, в его будущность» (ЧоросГуркин).  «Великое будущее предназначено этому замечательному средоточию…» (Рерих).  В серии «Знамёна Востока» о легендарных и исторических личностях Азии Рерих написал картину «Ойрот, вестник Белого Бурхана». В алтайском обществе издавна бытовали исторические предания и легенды о пришествии спасителя и праведного судьи в образе Ойротхана, который должен, несомненно, вернуться для спасения своего народа. Именно Ойротхан стал носителем идеи мессианства в «белой вере»: он – друг самого Бурхана. ЧоросГуркин серию своих графических произведений посвятил появлению на Алтае в начале XX в. национальнорелигиозного феномена бурханизма. Карандашный рисунок ЧоросГуркина «Белый Бурхан» 1919 г. словно иллюстрирует известный эпизод в долине Тëрëм, описанный Рерихом в книге «Сердце Азии»: «В 1904 году молодая ойротская девушка имела видение. Явился ей  на  белом  коне сам Благословенный Ойрот. Сказал  ей,  что  он  вестник  Белого  Бурхана  и  придёт  сам    Бурхан  скоро.  Дал  Благословенный  девушкепастушке  много  указаний,  как  восстановить  в  стране  праведные  обычаи  и как встретить Белого Бурхана, который воздвигнет на земле новое счастливое время. Девушка созвала свой род и объявила эти  новые указания Благословенного, прося сородичей закопать оружие, разрушить  идолов и молиться только милостивому Белому Бурхану. На вершине лесистой горы  было установлено подобие алтаря. Там собирался народ, сожигали вереск и пели  вновь сложенные священные песни, трогательные и воздымающие

В августе 1926 г. в ходе своей Центральноазиатской экспедиции Рерих посетил Алтай, который привлекал его красотой, древними памятниками и легендами. И не раз потом он будет возвращаться к Алтаю не только мысленно, но и в образах своих картин. Как известно, Николай Константинович по пути на Алтай в Барнауле и в Бийске встречался с известными сибирскими художниками, в том числе и с Андре ем Осиповичем Никулиным (1875—1945), с которым ЧоросГуркина связывала давняя дружба [ил. 20], и Дмитрием Ивановичем Кузнецовым (1890—1979), учеником ЧоросГуркина. Вполне вероятно, что в беседах с ними речь заходила и о соученике Рериха по Петербургской Академии художеств ЧоросГуркине. Надо полагать, что в беседах затрагивались чисто художественные проблемы живописания гор. Живую связь с Алтаем для Рериха олицетворял писатель Георгий Дмитриевич Гребенщиков (1883/1884—1964), который широко общался и дружил с алтайским художником ЧоросГуркиным. На Алтае, у Белухи, почти в тех же местах, где бывал Рерих, в 1926 г. работала Ленинградская геологоразведочная партия Академии наук (руководитель Н. Н. Падуров), посланная в район Белухи для исследования залежей радия. Проводником и художником экспедиции был ЧоросГуркин. Осенью 1925 г. ЧоросГуркин вернулся из эмиграции и сразу же из Новосибирска, где он проводил свою первую выставку при Советской власти, был приглашён в Москву для участия в 8й выставке Ассоциации художников революционной России и Общества по изучению Сибири и Дальнего Востока. На Алтай он приехал в составе экспедиции Н. Н. Падурова с удостоверением, выданным 5 июня 1925 г. Президиумом Высшего Совета народного хозяйства СССР и Геологическим комитетом – высшим правительственным геологическим учреждением до 15 сентября 1926 г.

Возможно, экспедиция Н. Н. Падурова была послана на Белуху в связи с проектом американской корпорации «Белуха» по разработке природных ресурсов Горного Алтая и сопредельных территорий. Н. К. Рерих принимал активное участие в продвижении проекта при поддержке Правительства СССР. Надо полагать, что за этим проектом стоял вопрос о строительстве в окрестностях Белухи нового города Звенигорода, заявленный Н. К. Рерихом в Америке ещё в 1924 г. В фондах НМРА хранятся около тридцати этюдов и рисунков ЧоросГуркина этого периода. На одном из рабочих листов свинцовым карандашом нарисована линия горы Белухи и красным карандашом записано: Восход на Белуху в 1926 г. Н. Н. Делонэ, Падуров Н. Н., Зельгейн. Ледник АкКэм [ил. 26]. Здесь имеются в виду альпинисты – москвич Н. В. Зельгейм и ленинградец Б. Н. Делоне, входившие в состав Ленинградской геологоразведочной партии Академии наук СССР. Профессор Борис Николаевич Делоне (1890—1980) был крупным математиком, впоследствии – членкорреспондент АН СССР (с 1929 г.), один из основоположников советского альпинизма, мастер спорта СССР по альпинизму (1935). В честь него названы пик Делоне и перевал Делоне на Катунском хребте Горного Алтая. В 1926 г. три отмеченные Чоросом Гуркиным альпиниста предприняли по пытку подняться на Белуху. Путь их лежал с северной стороны массива, по гребню, названному впоследствии так же именем Делоне. Опытные альпинисты без особых затруднений поднялись до высоты 4100 м, но затем были вынуждены повернуть назад: на их глазах с гребня обрушился огромный фирновый карниз. В дневнике З. Г. Фосдик, члена Центральноазиатской экспедиции Н. К. Рериха, под 14 августа 1926 г. записано: «Вечером нас посетили геолог Падуров, профессор математики и студент университета, которые только что приехали в деревню. Первый очень симпатичный, из Геологического комитета в Ленинграде. Они жили месяц на Аккеме, занимались научными исследованиями, нашли радиоактивность. Взбирались на Белуху, рассказывали об удивительной красоте этой местности»10. И хотя в записях З. Г. Фосдик и Н. К. Рериха имя Г. И. ЧоросГуркина не упоминается, не исключено, что это сделано в целях безопасности. В период подготовки выставки «Рериховский век» сотрудники СанктПетер бургского государственного музеяинститута семьи Рерихов получили из Музея Николая Рериха в НьюЙорке огромный массив оцифрованных фотоматериалов, включая фотоматериалы Алтайского этапа Центральноазиатской экспедиции Рериха. Изучая снимки, выполненные Рерихами и их сотрудниками на Алтае, В. Л. Мельников обнаружил среди них те, что запечатлели памятную встречу двух экспедиций 14 августа 1926 г. На четырёх снимках среди участников встречи – профессор Делоне. Остальные лица пока не определены. Нигде в кадре ни Рерихи, ни ЧоросГуркин, ни Фосдик не встречаются – другие участники экспедиции Падурова и местные жители. Что, опять же, подтверждает предположение о предосторожности. Оба художника в 1926 г. писали священную вершину Алтая Белуху, придавая ей в своих произведениях высокий и глубокий смысл. В традиционной культуре народов Алтая всегда существовал культ гор. У каждого племени была своя родовая гора. Ей поклонялись как Великому Духу, от которого во многом зависела жизнь. Для ритуальных праздников изготовлялись из молочных продуктов изображения родовых гор; считалось, что возле гор нельзя кричать; к горам надо приходить с потупленным взором и чистыми мыслями. Существовал определённый обряд поклонения горным духам. Эта этическая составляющая менталитета алтайцев в отношении к природе очень поучительна для нашего времени. 

 

Народы Алтая всегда прилежали к языческим верованиям, поклонялись духам вод, рек, долин, гор. У каждого шамана была своя горапокровитель, от которой он получал бубен. Существовал специальный обряд получения бубна от родовой горы. В шаманской мистериальности горы, их духовные ипостаси играли важную роль. Самые высокие священные горы окружены ореолом легенд. В начале XX века приход новой веры бурханизма был связан с высочайшей вершиной Алтая – Белухой – УчСумер. Когда произошло предсказанное изменение облика Белухи (вследствие падения огромной ледниковой массы), началась проповедь новой веры. В своей знаменитой картине «ХанАлтай» (1907) ЧоросГуркин изображает Великого Духа Алтая в символической форме в виде треугольной вершины, согласно фольклорной формуле: «треуголен ты, ХанАлтай». Таким же ХанАлтай предстаёт в народном изобразительном искусстве алтайцев. Николай Константинович Рерих мечтал вернуться на Родину и продолжить свою творческую деятельность на Алтае. Григорий Иванович ЧоросГуркин, вернувшись из эмиграции, все свои силы художника и просветителя посвятил Алтаю.

You have no rights to post comments