header

Как донести понятие святости такого редкого животного, как снежный барс,  до большинства населения горных регионов мира для его сохранения? С помощью кого можно это делать? Оказывается, экологам планеты в столь сложном деле могут помочь коренные культурные практики – носители и хранители традиционных знаний народов, проживающих вблизи мест обитания ирбиса.

Этот вопрос тщательно обсуждали участники семинара по сохранению редкого животного, проходившего в Таласской области Кыргызстана. В работе семинара приняли участие представители горных регионов России, Кыргызстана и Таджикистана.От России - представители Республики Бурятия и Республики Алтай 

 

Наука плюс традиционные знания

Но впервые об этом я услышала на первом в России международном совещании Всемирного фонда дикой природы по сохранению ирбиса «Мониторинг и сохранение снежного барса в Алтае-Саянском экорегионе», прошедшего в Республике Алтай в конце мая с участием экспертов из России, Монголии, Кыргызстана, Казахстана, США, Индии и Китая, которые обменялись опытом в сфере сохранения снежного барса. Среди приглашённых был Родни Джексон– основатель организации «Сохранение снежного барса» (SnowLeopardConservancy), ведущий эксперт с мировым именем по изучению ирбиса и среды его обитания. По его словам, коренные культурные практики, пользующиеся у населения огромным авторитетом и играющие важную роль в общественной жизни жителей отдалённых сёл и деревень, могут помочь в экологическом просвещении человека с точки зрения соблюдения национальных традицийв охране снежного барса: «Мы как-то хотим вовлечь таких людей в реализацию глобальной программы по сохранению снежного барса, - сказал Родни Джексон. - В настоящий момент программа не рассматривает местные сообщества, коренные народы и их традиции, которые проживают в местах обитания этого вида как основные действующие лица в сохранении. Учитывается деятельность только учёных и сотруднико вособо охраняемых природных территорий (ООПТ). И мы хотим этот пробел устранить. Наша задача - соединить научный подход с традиционными знаниями людей, которые живут в местах обитания ирбиса и рядом для увеличения и распространения редкого вида. Например, порядка 70 процентов мест обитания снежного барса находятся там, где проповедуются буддизм и другие духовные верования,такие как шаманизм.Миролюбивая политика по отношению к животным у представителей этих духовных практик также может являться инструментом для сохранения снежного барса».С этой целью коренные культурные практики, местные и коренные сообщества (животноводы, охотники и др. социальные группы), ведущие традиционный кочевой образ жизни в местах обитания и миграции снежного барса, и организации, представляющие их интересы из Монголии, Кыргызстана, Таджикистана и республик Алтай и Бурятия России создали сеть «Земля снежного барса» (ЗСБ) в результате проведения семинара в Тов аймаке Монголии в марте 2016г.

 

О конкуренции животных и численности барсов

Когда уже в Киргизии, в Таласской долине эта тема стала ключевой в обсуждении способов и методов сохранения небесного животного, как называют ирбиса горцы, пришло сравнение, связанное с дорогами, которые нас объединяют. Все они начинаются с тропинок, протоптанных животными. Наверное, немало их послужило созданию самой известной сети дорог под названием Великий шёлковый путь. А трудные горные перевалы человек преодолевал, пройдя по следам снежного барса. Сегодня барс стал редким животным и уже не прокладывает тропинки для человека.

Сокращение численности высокогорного хищника зависит не только от браконьеров, но и от деятельности человека. В той же Индии развитие туризма является угрозой потери мест обитания снежного барса. Животноводы Алтая, Ала-Тоо, Памира поднимаются выше в горы, занимают под пастбища участки, потенциально пригодные для обитания ирбиса. Идёт конкуренция между домашними и дикими животными.

Акылбек Курманбаев, главный специалист Таласского территориального управления Госагентства окружающей среды и лесного хозяйства считает, что эту конкуренцию можно значительно ослабить с помощью Министерства сельского хозяйства: «Я имею в виду Департамент пастбищ.Когда начинается сезон выпаса скота на летних пастбищах, каждому животноводу выдают пастбищный билет. Необходимо учитывать среду обитания снежного барса по той карте, что указана в пастбищном билете. Животноводы ведь обычные люди. Они не только пасут скот, едут на летние пастбища со своей семьёй, принимают гостей…  И этим простым людям нет дела до проблемы сохранения барса, состояния его численности и количества других животных. Они видят барса, не задумываясь, делятся информацией с семьёй, с друзьями. В итоге эта информация идёт дальше и доходит до ушей браконьеров...  И нам стоит обратить внимание на то, что есть структура, которая уже работает с этими животноводами, и в каждом селе есть пастбищный комитет. Нужно поработать вместе с ними в плане  реализации глобальной программы по сохранению снежного барса».

Учёные всего мира пытаются подсчитать, сколько же сегодня живёт на планете этих красивых  хищников. По словам Эрика Шукурова, председателя экологического движения «Алейне Плюс» (Кыргызстан), в настоящее время нет единой методики подсчёта численности снежного барса: «По оценкам различных организаций в Кыргызстане нет точной цифры, которая характеризовала бы численность этого животного. Такая ситуация характерна для всей мировой популяции снежного барса, то есть в каждом регионе его количество подсчитывается очень и очень приблизительно. В настоящее время у нас численность барса оценивается с очень большими разбежками: от десятков до сотен. Наверное, мы сможем сделать более точную оценку, если будем не только считать каждую особь, а пойдём от противного: учитывать площади экосистем, которые способны поддерживать определённоеколичество снежного барса и сопутствующих животных, которые являются для него пищевой базой».

 

Детям о жестокости

Интересно, что сурки  являются частью кормовой базы барса. Об этом на семинаре говорила Тунгалагтуя (Монголия, организация «Сохранение природы кочевников», член ЗСБ). Вместе с местными жителями она проводила исследования на территории двух сомонов(сёл) в западной части Монголии и выяснила, что любители полакомиться мясом сурков, можно сказать, отнимают еду у ирбиса. При этом добывают зверьков весьма жестоким способом. В конце сентября животные уходят в спячку, но жители в начале октября роют норы и достают спящих сурков: «Во время проведения исследования было зафиксировано 30 случаев, когда люди откапывали сурков. Когда их достают спящих, малышей сразу убивают, так как мяса от них нет. Крупных употребляют в пищу. И получается, что целое семейство уничтожают. Жители сёл знают, кто и когда ходил раскапывать норы сурков. Мне удалось разговорить одного чабана, и он рассказал мне, как происходит этот процесс.Когда человек железным ломом начинает долбить нору, сурки просыпаются, в ужасе они пытаются уйти от опасности, роют нору глубже, в кровь раздирая свои лапки.Земля, которую они выбрасывают, вся пропитана кровью. Некоторые говорят, что копали и не докопались и думают, эта семья осталась жива. Нет, вся семья всё равно погибнет, потому что когда они уходят от этой опасности, не могут восстановить потерянные силы. Они погибают в этой норе. Я ездила по многим сёлам, рассказывала об этом в школах, в семьях. У людей слёзы на глазах появлялись. Дети говорили, что больше никогда не будут есть это мясо, не будут трогать этих животных».

По мнению Тунги, учёные-экологи должны доносить результаты своих исследований до населения, особенно до детей, этов будущем может сыграть огромную роль в деле охраны природы, охраны животных.

 

Угощение для небесного животного

Там, где живёт Дагвадорж,  - сомон Дарви Ховдский аймак Монголии, снежный барс и человек живут рядом. Аксакал встречается со школьниками, рассказывает о снежном барсе, о среде его обитания, о его повадках, привычках. В Монголии почитают снежного барса как самого сильного тотемного животного в горах.Семьи скотоводов в тех местах, где живёт барс,при его появлении не приближаются к нему. Даже не пугают, не отгоняют. И когда ирбис уходит, они в его сторону брызгают молоком, как бы освящают его путь, желают ему всего хорошего. Дагвадорж по этому поводу рассказал такую историю. «Это случилось зимой 2014 года. В соседнем от нас селе жила семья, и однажды, когда вечером они пригнали скот с пастбища, увидели, что на юрте сидит детёныш снежного барса. Он забрался туда, потому что на юрте в мешке лежало мясо. Они не стали заходить в жилище и позвонили в центр сомона. И когда руководство сомона узнало об этом, позвонили мне и попросили поехать с ними. Мы приехали на стоянку, с помощью арканасняли барсёнка. Хозяева юрты сказали, что раз небесное животное пришло в их дом,тоони хотели бы дать ему в качестве угощения молоко. В чашку положили кусок мяса, налили туда молоко. Затем с помощью того же аркана подтащили беднягу к чашке. Барсёнок поел мяса и начал лакать молоко, понравилось, вылизал всё. После этогомы затащили его в двойной мешок и вместе с мясом повезли в горы, потому что раз уж он хотел съесть это мясо, надо было его этим мясом угостить. Приехали, разложили в цепочку по тропе мясо, чтобы он его съел и постепенно ушёл. Когда барсёнка освободили, он обнюхал мясо, но есть не стал: был уже сытым и побежал вприпрыжку в горы. Совпадение или нет, но после этого случая у семьи был благоприятный год, значительно возросло количество скота. Не обеднели они от того мешка мяса. У нас и раньше считалось, что нельзя сердиться на снежного барса, мстить ему за скот. А после этого случая люди даже не особо расстраивались, если снежный барс забирал у них барана. Надеялись на то, что будут благоприятные годы и будет много скота. Это реальная история, в которой я принимал участие».

 

У памирцев кошка – священное животное

Есть в Таджикистане город Хорог, оттуда приехал КурбонАламшоев, журналист и одновременно эколог: «Наш город - административный центр Горно-Бадахшанской автономной области, и  расположен он  на высоте более двух тысяч метров над уровнем моря. То есть, мы живём кто ближе, кто чуть дальше, но вблизи мест обитания снежного барса, по-таджикски его называем пуланг. Три года назад мы создали Общественное Объединение "Куххои Помир", что в переводе Горы Памира, и в рамках этого объединения открыли четыре школьных экологических клуба. В кишлаках Сипондж Рушанского района (руководитель Саркор Давлатмамадов), Вездара Рошткалинского района (руководитель Сарвар Кадамшоев). На семинар в Таласскую область я приехал с двумя руководителями клубов. Это Сайфиддин Шайдоев и Курбонбек Айдаров».

Родина Курбонбека– кишлак Рангкуль в Мургабском районе. Он сельский учитель, преподаёт таджикский язык для памирскихкыргызов, сам по национальности кыргыз. Самый молодой участник семинара, он буквально впитывал каждое слово старших единомышленников. У него пока нет таких захватывающих историй, как у монгольского аксакала. Однако его кишлак находится на высоте более четырёх тысяч метров над уровнем моря, и он единственный среди всех, кто несколько раз встречал снежного барса на дальних пастбищах. Жалел об одном, что нечем было сфотографировать или заснять на видео эти встречи. Что поделать, в высокогорном кишлаке люди не имеют возможности приобретать фотоаппараты и смартфоны, есть более важные вещи для жизни. А барс фиксируется только в их памяти.

А вот старший коллега и земляк Курбонбека, тоже учитель родного (таджикского) языка и литературы Сайфиддин Шайдоев из кишлака Шитхарв Ишкашимского района знает много историй, связанных с обитателем снежных вершин. Юным экологам удалось немало сделать для сохранения природы, для охраны снежного барса: «Мы с детьми собрали много легенд и рассказов наших земляков об этом удивительном, почти мистическом хищнике.Вот одна история: «Однажды охотник шёл по горной тропе после неудачной погони за диким козлом. Тропа была очень узкая,  не разойтись. На тропе он встретился с  барсом. Человек и животное смотрели друг на друга. Охотник положил своё ружьё на землю и стал умолять барса:«Мы оба охотники, давай друг другу не будем мешать, разойдёмся по мирному, уступи мне дорогу». Барс понял человека, прыгнул на скалу, и держался какое-то время, вцепившись в неё когтями. Этого было достаточно, чтобы человек прошёл по тропе. Однако охотник забыл о тех словах, которые он произносил в страхе, глядя в глаза барсу. Он поднял ружьё и выстрелил в благородное животное. С криком отчаяния тот упал в глубокое ущелье и погиб. Вернувшись  в кишлак,человек стал хвалиться тем, что застрелил барса. Старейший охотник кишлака сказал ему, что он поступил плохо по отношению к животному, уступившему ему дорогу. После этого в судьбе охотника-убийцы началась череда неудач и бед. И до сих пор его потомки сожалеют о том, что натворил в своё время их дед. Это не легенда, а реальная история, которая приключилась в 40-е или 50-е годы прошлого века в соседнем кишлаке».

У памирцев нельзя обижать кошку, поскольку она является священным животным. В народе говорят: убил кошку, заполни её шкурку золотом. Смысл этих слов сводится к тому, что за убитую кошку придётся долго расплачиваться. Это табу по отношению к кошке народ соблюдает до сих пор. И конечно это относится к барсу. Да, он владыка снежных вершин, но это тоже кошка, только очень большая.

Приведённые истории  говорят о том, что люди, живущие на  территориях, близких к местам обитания снежного барса, в большинстве своём чтут традиции предков, понимая, что обогащение за счёт убийства этого животного счастья не принесёт. По мнению Дарлы Хиллард, директора образовательных программ организации «Сохранение снежного барса» (Snow Leopard Conservancy), сегодня просто необходимо, чтобы хранители традиционных знаний участвовали в сохранении ирбиса: «При этом мы не говорим исключительно о шаманах или хранителях священных мест, но о людях, которые не забывают традиции и живут по ним. Это носители традиционных знаний: чабаны, сельские учителя, местные экологи,  эксперты в охране природы и другие». Есть надежда, что именно такие люди помогут своим землякам формировать бережное отношение к окружающему миру. И шелковый путь ирбиса, не знающего границ, не прервётся.

Итогом семинара стало принятие решения об усилении работы сети «Земля снежного барса» в Центральной Азии путём вовлечения новых заинтересованных членов из числа местных сообществ и коренных народов, живущих в местах обитания и миграции снежного барса. Необходимо проводить различные образовательные мероприятия на местах по экологическому просвещению молодёжи и школьников, а также среди взрослого населения, которые могут быть потенциальными проводниками для приезжих браконьеров в среду обитания снежных барсов. Особенно в места, не входящие вособо охраняемые природные территории различного уровня. Они являются местами обитания и миграции барса и могут быть «связующими коридорами», где наблюдательные и охранные функции могут исполнять члены сети. При этом использовать различные современные технические средства (фото-, видео- и текстовые материалы, компьютерные программы и приложения) и методы для более интенсивного обмена информацией, традиционными знаниями и опытом по сбору и распространению данных, касающихся снежных барсов, животных и их экосистем, а также фактов браконьерства местных жителей и приезжих охотников. Принимать активное участие на семинарах и конференциях регионального и международного уровня, включая«Форум снежного барса», который пройдёт в конце августа в столице Кыргызстана – Бишкеке. Тема форума - усиление роли местных и коренных сообществ в мониторинге и охране снежных барсов. В том числе и в рамках действий  «Глобальной Программы по сохранению снежного барса и его экосистем», суть которой заключается в том, чтобык 2020 году сохранить по 100 размножающихся особей ирбиса в каждой из 20 ключевых «здоровых» экосистем в 12 странах, территории которых являются ареалом обитания снежного барса.

 

За рамками форума

Семинар в Таласской долине, это не только напряжённаяработа, обсуждение вопросов сохранения снежного барса. Когда представитель Фонда устойчивого развития Алтая Чага тАлмашев пригласил меня на семинар, я даже не могла представить себе, какое это будет увлекательное путешествие. Из Бишкека мы ехали по серпантину горной дороги, через два высокогорных горных перевала - Тоо Ашуу (3125 м) и Отмок (3326 м), через долину Сусамыр в Таласскую область. Наш путь завершился в селе Осгоруш, Бакай-Атинского района Таласской области, где мы жили и работали в уютном этно-гостевом доме Бай-Бол.

Участники семинара побывали в Кырыгзском национальном комплексе МанасОрдо, посвящённом Манасу, герою  эпоса, объединившего кыргызов; в природном парке Беш-Таш фотографировали скалу, у которой ирбис оставил следы своего пребывания; ездили к источникам «Каныкейапа»; пили воду из родника «Око земли» - того самого, водой из которого раненого Манаса лечила его жена Каныкей…

Таласская долина знаменита также тем, что здесь в селе Шекер, Кара-Бууринского района родился писатель с мировым именем – Чингиз Айтматов.

Уже после поездки я узнала, что министр экономического развития и туризма Республики Алтай Светлана Владимировна Буйдышева и бывший заместитель министра культуры Республики Алтай, Наталья КаруевнаСаймина являются Почётными гражданами Таласской области.А также и то, что администрация Таласской области подписала договор с Правительством Республики Алтай о ежегодном приёме студентов из Кыргызстана на разные факультеты Горно-Алтайского государственного университета (ГАГУ.) Сейчас в ГАГУ кыргызских выпускников и студентов более 300 человек. На данный период представители ГАГУ также находятся в Кыргызстане для тестирования и набора очередных абитуриентов в алтайский вуз.

Была у нас интересная встреча с молодым музыкантом Бакытом, правнуком знаменитого мелодиста Шекербека Шеркулова, уроженца Таласа, автора  музыки известной песни «Таласым». Бакыт - эколог, работает в Таласском территориальном управлении Госагентства окружающей среды и лесного хозяйства.  Он был среди тысячи комузистов, которые сыграли «Маш ботой» на открытии II Всемирных игр кочевников. Бакыт не профессиональный музыкант, но его виртуозная игра на национальном инструменте комузенас буквально ошеломила.

Интересные экскурсии и встречи для участников семинара состоялись благодаря  организаторам - Алмагуль Осмоновой (Общественный фонд «Таалим-Форум»),Кулуйпе Акматовой (Фонд сельского развития) и хозяину, принимавшему нас на таласской земле, экологу Акылбеку Курманбаеву. Огромное спасибо Эржен Хамагановой (Фонд Кристенсенов) за многолетнюю поддержку инициатив и программ сохранения биокультурного разнообразия в Центральной Азии и прошедшего семинара.

Любовь Ивашкина.

Фото автора.

Интерфакс-Россия