header

Историческая справка. Территория исторической Месхетии соответствует трем нынешним административным районам Грузии — Адигенскому, Ахалцихскому и Аспиндзскому, входящим в край Самцхе-Джавахети, а также сопредельным районам Турции. Небольшая группа месхетинцев жила на востоке Аджарии и северо-востоке современной Турции. Общая численность турков-месхетинцев   составляет около 550 000 человек.

В Ростовановском сельсовете Курского района Ставропольского края составляют большинство населения (50,7 % по переписи 2010 года). Месхетинцы также составляют большинство (62,2%) в селе Куян (Кабардино-Балкария).

Турки-месхетинцы говорят на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого языка. Некоторые учёные выдвигают предположение о существовании особого языка месхетинских турок, что, впрочем, поддерживается только частью специалистов языковедов-тюркологов. Согласно такой теории считается, что язык месхетинских турок является непосредственным продолжением старотурецкого языка, на котором говорило тюркоязычное население Анатолии в средние века. До 85 % турок-месхетинцев свободно владеют русским языком.

Политика Сталина,  переселявшего целые народы, произвольно разрезавшего и соединявшего земли привела к тому, что на территории СССР возник целый ряд мин замедленного действия, очагов потенциальных этнических конфликтов. При распаде единого государства некоторые из  них  сработали. Вспыхнули войны в Карабахии, Южной Осетии, Приднестровье, Абхазии. Однако есть ещё целый ряд конфликтов потенциальных,  до сих пор находящихся в скрытом, латентном состоянии. Избежать их перехода в открытую, горячую стадию возможно, но для этого нужна мудрая политика.

Однако  вернемся к историческим фактам. В конце Великой Отечественной  войны Лаврентий Берия предложил Сталину выселить месхетинцев из граничащей с Турцией Месхетии. Берия утверждал:

«Население этого края, связанное с жителями Турции родственными отношениями, занималось контрабандой, проявляло эмиграционные настроения и служило для турецких разведорганов источником вербовки шпионских элементов и насаждения бандитских групп».

Депортация началась 15 ноября 1944 года и была осуществлена за три дня. На сборы каждому отводилось по два часа. Турки-месхетинцы были вывезены в пустынные районы Средней Азии и Казахстана. Было депортировано свыше 115 тысяч человек, не считая мужчин, которые были на фронте. В ходе переселения и первых лет жизни в спецлагерях погибло 26 тысяч человек, что составляет примерно пятую часть тех, кто был депортирован. В 1956 году в отношении большинства депортированных народов режим спецпоселения был отменен, но месхетинские турки были исключены из числа тех, кому разрешалось вернуться на родину.

В то время как многие другие репрессированные народы получили возможность полностью или частично вернуться на родину,  турки-месхетинцы вообще  не были реабилитированы.

 Всё, чего   они   сумели добиться, это несколько сот семей репатриировавшихся в начале второй половины 80-х годов. Они  вернулись  в Грузию совсем не на тех условиях, о которых они мечтали, а приняли условия грузинской стороны, очень унизительные. А именно: ассимиляция. Отказ от турецких, принятие грузинских фамилий. Отказ от требования поселяться там, откуда их депортировали.

Грузинская сторона  умышленно установила трудновыполнимые требования к потенциальным репатриантам туркам-месхетинцам. В частности,  их заставляют   подавать заявления сжатые сроки, установлена буквально бюрократическая процедура  подготовки документов, и даже   обязательность их перевода на  грузинский и английский языки. Явно прослеживается неделание заботиться о социально- экономическом обустройстве возвращающихся месхетинцев и фактически саботируется  процесс их репатриации. Им отказали  в   требовании компактного поселения. В рамках тех нескольких посёлков, которые были выделены для турок-месхетинцев возвращающихся, они жили вместе. Потом к ним подселяли ещё и сванов, что явилось фактором, очень осложнившим судьбу турок-масхетинцев несколькими годами позже, когда вопрос об их существовании в Грузии стал ребром, при Гамсахурдия. Три-четыре посёлка, где они селились компактно, были  друг от друга достаточно далеко расположены. Один был в Кахетии, другой был в Гурии. Связь между ними была незначительная, но в рамках этих посёлков турки-месхетинцы селились  на тех условиях, которые им выставлялись.

  Грузия взяла на себя обязательство перед  советом Европы по возвращению  турок-месхетинцев, а парламент Грузии принял  закон об их репатриации. Почему это было сделано? Да потому, что во главу угла   власти поставили политические мотивы в целях получения членства в  евроатлантических структурах, в том числе в НАТО.

Независимая страна Грузия  сегодня находится в затруднительном положении, не представляя себе как решать проблему возвращения турок-месхетинцев, поскольку общественное мнение в Грузии против идеи возвращения. Надо сказать, что это негативное мнение культивировалось когда-то большевиками, и сейчас не менее успешно раскручивается  грузинскими властями.

Естественно, турки-месхетинцы отказываются  от возвращения в Грузию с ее развалившейся экономикой и политикой подавления нацменьшинств, а   те репатрианты, которым, как говорится,  деваться некуда,  и щемит сердце от тоски по родине,  все же   едут в Грузию, но сталкиваются с множеством  проблем, в частности,  они не знают грузинского языка, у них нет жилья и работы. Тогда как жить?

 В Грузии общество было настроено против возвращения месхетинских турок. При Гамсахурдиа от слов перешли к делу. В конце концов, когда к власти вернулся Шеварднадзе, всего лишь несколько десятков семей месхетинских турок остались в этих посёлках. Два- три из них фактически самоликвидировались, потому, что турки-месхетинцы, которые в них проживали, были депортированы. Был погром. Часть людей экстренно вывезли на территорию России. Многие осели в Азербайджане, который проводил достаточно жёсткую ассимиляционную политику. Часть из них переселилась ещё в 70-е годы на Северный Кавказ в Кабардино-Балкарию. Часть, имея родственников уже в Грузии, переселилась к ним. Их практически вышвырнули, их вывозили в таком стиле, по сравнению с которым, сталинские депортации показались бы верхом цивилизованности и корректности. Людей сажали в автобусы, отвозили на границу с Азербайджаном и там просто-напросто выбрасывали. Им давали на сборы какое-то ограниченное количество времени и всячески при этом издевались. Причём эти операции осуществляли не государственные войска, а, как правило, соединения, специфичные для режима Гамсахурдиа. Вот они были орудием изъявления и осуществления воли народа.

Неизвестны никакие акты грузинского правительства, обуславливающие их действия. Но решение было. И оно осуществлялась с жёсткостью, которая мало с чем сопоставима. Перед этим были угрозы, убийства, грабежи жилищ и т. д. Сначала выселили беженцев из Ферганской долины, а потом население, которое приняло унизительные грузинские условия, было тоже вынуждено уезжать, потому что жизнь создали для них совершенно невыносимую.

Ученые считают, что термин турки-месхетинцы неправильный. Население, депортированное 73 года назад  лет тому назад из Южной Грузии, в частности,  из Месхетии, в основном этнические грузины исповедующие ислам. И, наверное, будет правильнее называть их депортированными месхетинцами. На данном этапе камнем преткновения является то, что большинство депортированных месхетинцев хотят вернуться именно в Месхетию и требуют, чтобы их приравнивали к жертвам политических репрессий и не только репатриировали, но и реабилитировали, то есть, восстановили во всех правах, в том числе и в гражданстве, которое у них отняли 73 года   назад. Союз молодых юристов подготовил свой вариант законопроекта о репатриации, который предусматривает поэтапное репатриацию и расселение депортированных месхетинцев в разные регионы Грузии. Нужно сказать, что несколько десятков семей уже живут в западной Грузии. Наш тбилисский корреспондент изложила характерную для широких слоёв грузинского общества точку зрения на проблему. Однако с таким подходом не согласны сами месхетинцы.

Месхетинские турки выступают против того, чтобы возвращение было обусловлено изменением национальной принадлежности, против того, чтобы их расселяли в других районах Грузии. Они хотят вернуться только на свою родину при условии сохранения своей языковой, культурной и этнической самобытности.

Турки-месхетинцы в Азербайджане оказались среди родственного им народа, своих собратьев по вере. Тем не менее, они также считают возвращение на родину, в Грузию, своей главной задачей. Международное общество турок-масхетинцев «Ватан» представляет интересы большинства этого репрессированного малого народа. Идейная основа деятельности этого общества – борьба за право турок-месхетинцев вернуться на родину в Месхет-Джавахетию

Несмотря на международные обязательства, вести речь о  полной репатриации просто нереально, так как туркам-месхетинцам просто некуда возвращаться. В Самцхе-Джавахети приватизирована земля, на месте старых домов, принадлежавших некогда туркам-месхетинцам, построены новые. Катализатором противостояния может стать и религиозный фактор. К тому же если при Сталине были депортированы 70 тысяч человек, то теперь намерены вернуться в Грузию около 400 тысяч.

У властей Грузии есть искреннее убеждение, что проблема возвращения месхетинских турок на историческую родину, это ничто иное,  как спекуляция Кремля.  Якобы  Москва  пытается через  турок  оказать давление на Грузию и, быть может, в дальнейшем будут пытаться через  репатриантов  оказывать какое-то влияние на политическую ситуацию в этой стране.   В  то же время  месхетинские турки никогда  не позволяли,  чтобы из-за них на  исторической родине возникли какие-то проблемы с руководством Грузии. Турки-месхетинцы  искренне уважали грузинский народ, но не тех ответственных чиновников, которые делают в настоящий момент всё от них зависящее, чтобы   репатрианты   не смогли вернуться на родину.

Дмитрий СОКОЛОВ.

Интерфакс-Россия