header

Авторы: Наванзооч Цэдэв – Монгольский народный университет. Республика Монголия,  г. Уланбатор;

Дашдорж Мунхбат – Алтайская государственная академия образования им. Шукшина. 659333, Россия, Бийск, ул. Короленко, д. 53.

Полная версия статьи опубликована в журнале  Мир Евразии  № 4  Горно-Алтайского государственного университета

…Когда  фашистская Германия напала 22 июня 1941 года на  Советский Союз, трудящиеся Монголии хорошо понимали, что в этой смертельной схватке с фашизмом будет решаться судьба не только СССР и его народов, а судьба всего человечества, в том числе и  нашего монгольского народа. Поэтому с первого же дня войны наш народ  четко и ясно определил свое место в борьбе советского народа  против  фашизма. Эту битву монголы восприняли, как свое кровное дело. Поэтому-то с  первого же дня войны наша страна стала превращаться в единый боевой лагерь: она стала перестраивать свою экономику, т.е. переводить ее  с мирных рельсов на военный  лад, всецело подчиняя ее  задачам обороны страны и оказания помощи Красной Армии.

В документах того времени мы  сегодня можем прочесть: « в 1941 -1945 гг. монгольский народ развернул по всей стране движение по оказанию  помощи СССР, он работал тогда под девизом «Все для фронта, все для  Победы!» Таким образом,  МНР без преувеличения стала глубоким тылом фронта СССР и его народа, хотя сам монгольский народ не принимал непосредственного участия в войне». По всей стране развернулся (это будет на протяжении всей войны) сбор средств  и подарков в фонд помощи Красной Армии. В этот фонд поступали продукты питания: мясо, жиры,  колбасные и кондитерские   изделия, скот, теплая одежда – полушубки, шинели, валенки, ватные тужурки,  унты, меховые шапки, рукавицы, а также трудовые сбережения айратов.

За годы Великой Отечественной войны МНР поставила Советскому Союзу 485 тысяч лошадей ( в том числе 30 тысяч  в качестве дара монгольский аратов СССР). Труженики Монголии восемь раз посылали на  фронты Отечественной войны эшелоны со своими подарками, которые конечно же, согревали теплом дружбы и братского внимания сердца сражающихся советских воинов. Всего же за годы войны в помощь Красной Армии труженики Монголии направили ценностей, промышленных товаров и продуктов сельского хозяйства на сумму в 65 млн. тугриков. На средства монгольского народа   были построены и переданы в 1942-1943 гг. Советскому Союзу  танковая колонная «Революционная Монголия» и авиаэскадрилья  «Монгольский  арат». Словом, монгольский народ  делал все возможное, чтобы приблизить победу СССР над  фашизмом. Для этого простые люди, невзирая на их материальное  положение, дарили скот (некоторые люди отдавали даже по две, а то и по три тысячи голов скота). Именно так поступила женщина-скотовод из аймака Убсу, скотоводы Сурэн (из аймака Дундгоби) и Жигжид (из аймака Тув) и др.  наряду с этим, труженики  Монголии  организовывали охотничьи бригады и группы по заготовке мяса диких животных для поставки Красной Армии. Одну из таких бригад возглавил Д. Хаянхярваа (отец автора этой статьи Цэдэва). Об этом поведал впоследствии сыну участник  той бригады – охотник государственного ранга  - Барда.

Подарки и пожертвования сражающимся советским братьям монголы доставляли большей частью по железной дороге. Но были случаи, когда  они отправляли в СССР и караванами.

Об этих событиях написаны и научные, и публицистические статьи. Приводится   в качестве примера одна из них:

«Монгольский «ленд-лиз»

Для  справки.  В годы Великой Отечественной войны   страны антигитлеровской коалиции оказывали военную помощь СССР.  По американским официальным данным, на конец сентября 1945 г. из США в Советский Союз  было отправлено 14 795 самолетов, 7056 танков, 8218 зенитных орудий, 131 600 пулеметов, из Великобритании (по 30 апреля 1944 г.) - 3384 самолета и 4292 танка; 1188 танков были доставлены из Канады, которая принимала прямое участие в оказании помощи СССР с лета 1943 г. В целом военные поставки США за годы войны составили  четыре  процента  к военному производству СССР.  Кроме вооружения,   Советский Союз  получал из США по ленд-лизу автомобили, тракторы, мотоциклы, суда, локомотивы, вагоны, продовольствие и другие  товары. СССР  поставил США 300 тыс. тонн  хромовой руды, 32 тыс. тонн марганцевой руды, значительное количество платины, золота,  деловой  древесины. Некоторая часть американских грузов (около 1 млн. тонн) не дошла до Советского Союза, т. к. была уничтожена противником в процессе транспортировки. После   победоносного  завершения  Великой Отечественной войны   Советским  Союзом президент  США  потребовал  полного расчета  за военные поставки или возврата всей  техники.

Мало кто знает, что   воюющему Советскому  Союзу  в 1942-1945 годах   большую  безвозмездную помощь оказывала маленькая Монголия.  В газете «Вестник Горно-Алтайска»  уже рассказывалось о том, как   зимой 1942 года  из города Ховд  отправился   на север самый большой в истории  Великого шелкового пути караван верблюдов в 1200 голов.   Путь  его пролегал через  насквозь продуваемую ветрами полупустыню, через  крутые горные перевалы,  ледяные реки,   по узкому  Чуйскому тракту до Бийска. В общей сложности предстояло пройти  почти   тысячу километров.

К моменту  погрузки каравана  монгольские женщины пошили для бойцов Красной Армии, которые  в тот момент держали оборону под Сталинградом,   более пяти тысяч   фуфаек, 10 тысяч  полушубков,  связали  22 тысячи пар   носков и варежек из верблюжьей шерсти,   насобирали  по сомонам семь тонн  сушеного мяса,   а также  200 миллионов  тугриков для постройки  танка «Т-34».   Кочевники отдавали последнее и не требовали возврата средств. Главное для них была  победа над фашизмом. Многие из них помнили, как  бойцы и пограничники Красной Армии защитили их  от агрессии японских милитаристов  в 1939 году.  Дух патриотизма  был куда выше   меркантильный интересов   бедных аратов.

Группу сопровождения, которая  подбиралась в основном из  монгольских комсомольцев, возглавил 19-летий Б. Лувсан.

Из Ховда  караван вышел  в ноябре 1942 года. Самым тяжелым испытанием оказался переход через перевал Чике-Таман. Там погибло и сорвалось в пропасть  несколько десятков верблюдов. Некоторые животные не выдерживали    переходов при низких температурах и утром оставались лежать.  Жители Ойротии подбирали их,  выхаживали. Путь до Бийска продолжался почти три месяца. Понятно, что караванщикам  приходилось ночевать под открытым небом, стеречь   драгоценный груз. Восемь погонщиков  тяжело  заболели, их также пришлось оставить.

Только  к февралю 1943 года  караван пришел в Бийск. Монгольских парней на железнодорожной станции  встречали как героев.  Многие из них получили советские  ордена и медали. А    19-летнему Б. Лувсану вскоре было присвоено звание Героя МНР.

Из Бийска  обратно  в Ховд караван отправился  через 10 дней. Его нагрузили  мукой, пшеницей, растительным маслом.

…В начале августа этого года корреспондент  «Вестника Горно-Алтайска» в рамках  соглашения с  редакцией    аймачной газеты «Ховдын Толь» («Ховдское Зеркало») посетил   Ховдский аймак, побывал в  Манхан сомоне и встретился с   Б. Лувсаном, которому исполнилось 92 года.

«Его домик на окраине села  выглядел ухоженным. Хозяин  встретил приветливо, усадил за стол пить монгольский  зеленый чай. Даже не верилось, Б. Лувсану 92 года и что за плечами у него   такая героическая жизнь.  У героя Монголии   трое детей,  пять внуков и 30 правнуков. Самая младшая     уселась на колени к прадеду, чтобы послушать его рассказ о том    тяжелом испытании, которое выпало на долю   военного поколения. Понятно, что общаться с  героем пришлось  через переводчика, в роли которого выступил главный редактор газеты «Ховдын Толь» Г. Турмунх. Оказалось, что  Лувсан принимал участие в боевых действиях против    японских войск в  августе, сентябре 1945 года.

- Зимой 1942 года нас приветливо встречали в Ойротской автономной области, -  рассказывал  собеседник.- Приглашали в дома,  в юрты,  кормили, наливали чаю, сопровождали, помогали ухаживать за верблюдами, с которых груз не снимали даже во время ночевок. Зимой 1942 года   стояли крепкие морозы. Температура минус  30 градусов считалась оттепелью.  Жители Горного Алтая отдавали нам последнее, чтобы  мы  только дошли до Бийска. До сих пор храню колокол, который висел на шее   большого верблюда. Для меня и моей семьи это большая реликвия. Во время   движения каравана  мы пели   народную песню «Сайлэн Боор». У нее  много куплетов и рассказывалось в ней  о дружбе, о любви, верности и преданности.

 Б. Лувсан показал нам свои награды. Их оказалось столько, что    трудно пересчитать.  Наряду со звездой   Героя Монголии и тремя  орденами Сухэбаатора,  у него  есть   медали «800 лет Чингиз-Хаану»,  «30 лет победы над Японией во Второй мировой  войне»,  «70 лет победы  советско-монгольских войск на реке Халхин-Гол», а также  медаль  маршала Жукова,  знаки от КПРФ, 50 лет ВЛКСМ.  Бывший караванщик окончил  Бурятский сельскохозяйственный институт, получив высшее образование. Четыре раза избирался   депутатом  Великого  Народного Хурала  Монголии.  Много раз бывал в Москве, в  Барнауле, в Бийске и в Горно-Алтайске.  В его архиве   мы увидели   старые снимки, на которых он  запечатлен  с  Борисом Алушкиным,   с Кульдияр Сакитовой, с  Цэденбалом, с Кунаевым,  с Мао Цзе Дуном, с   монгольскими и российскими космонавтами. Оказывается,  в 1948 году Б. Лувсан  поступал в  школу  монгольских летчиков, даже прошел все испытания, но  не мог  надолго  покинуть родной Манхан сомон. Мечта о небе  так и осталась мечтой.

Зато он  все силы отдал  своему саду. Удивительное дело, но на  кромке пустыни Гоби растут  большие пирамидальные тополя. Их своими руками посадил герой Монголии. И в знойный полдень они защищают   усадьбу от  палящих лучей солнца. Плодоносят  шиповник, яблони, цветут ноготки.  А где хозяин воду  берет?  Опять же своими руками вырыл колодец, глубина которого достигает  порядка 25 метров, внук установил глубинный насос, так и осуществляется полив.

Но главное богатство Б. Лувсана – музей. На усадьбе  поставлены  три юрты, в которых    разложены  самые ценные  экспонаты:   счеты, подаренные  Мао Цзе Дуном, часы от Цеденбала,  большая гравировка от ректора Алтайского политехнического  университета, личные вещи караванщиков времен  Великой Отечественной войны, скромный подарок от  первого секретаря  Бийского горкома ВКП(б), датированного февралем 1943 года, старинное ружье,  с которым охраняли караван. Герой показал нам  много интересных работ, выполненных его рукой. В основном это  резьба по дереву, акварель, карандаш.  Бережно  хранит он портрет своей мамы, которая прожила почти  100 лет. Видимо, в роду Лувсанов  есть немало долгожителей. Часть экспонатов он уже передал в  Монгольский национальный музей.

На своем подворье он содержит скот, примерно 30 овец и коз, есть  корова с теленком. Словом, присутствуют все атрибуты деревенской жизни.

Когда  Б. Лувсан вышел нас провожать, то ни за что не поверили, что  он, как говорится, уже разменял десятый десяток лет. Шустр, бодр. Встает в семь утра,  спешит хлопотать по хозяйству.  И никакого уныния или хандры по  поводу своего возраста. Он просил  передать поклон  Горно-Алтайску, где не был   почти десять лет. Однако  он помнит и  гостеприимную Ойрот-Туру 1943 года, и Манжерок 1966 года, и  столицу  Республики Алтай, которая  сильно  изменилась.

Маленький штрих к  Великой Победе: и один в поле может быть воином, если  он патриот, если ценит дружбу превыше всего, если  любит людей всем сердцем.

Дмитрий СОКОЛОВ».

Однако с капитуляцией фашисткой Германии Великая Отечественная война, увы, не закончилась: реванш за неудачу  своего союзника решила взять милитаристская  Япония, продолжавшая войну на востоке. В связи с этим Советский Союз начал 9 августа 1945 года военные действия против нее. Решение правительства СССР  поддержала и МНР. Спустя день она тоже вступила в войну против Японии. Справедливости ради, отметим, что к ней  наша страна   начала готовиться уже с мая 1945 года. Правительство нашей страны  понимало, что рано или поздно, а  Япония  попробует взять реванш за неудачу на Халхин-Голе. Поэтому теперь ( в  августе, сентябре 1945) вооруженные силы  МНР приняли непосредственное участие  в боях против Квантунской армии. Действовали они  в ней совместно с Красной Армией Советского Союза. Пред этим совместным натиском не устояли «неприступные бастионы», созданные японскими милитаристами. Не сдержали наступление монгольских и советских бойцов ни безводные пустыни Гоби, ни перевал Жанчхуу, где японцы, по их мнению, создали «неприступные крепости» Чуулалт хаалга, Долоннур, Жэхэ и Анзятунь. За мужество и героизм, проявленные в боях против   японских милитаристов, многие наши воины были удостоены высокого звания Героя МНР. Оно было присвоено  Л. Аюушу, Д. Данзанваанчигу, С. Дампилу, М.Жанчиву, Г.Дуудею, Д. Нянтайсурэну, П. Чогдону и др. Советско-монгольскую группировку  войск, громившую японских милитаристов, возглавлял  генерал-лейтенант И.А. Плиев. В нее входила советско-монгольская конно-механизированная группа  (42 тыс. бойцов и офицеров,  28 тыс. лошадей, 403 танка и броневика, 610 артиллерийских орудий, минометов и ракетных установок). Вооруженными силами МНР командовали:  маршал Х. Чойбалсан и генерал-лейтенант Ж. Лхагвасурэн. Более  800 бойцов и офицеров Красной Армии, отличившиеся в сражениях с японскими милитаристами, были награждены   орденами и медалями МНР.

2 сентября 1945 года  Квантунская армия была повержена, и правительство Японии вынуждено было подписать акт  о безоговорочной капитуляции. Его подписание ознаменовало окончание Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. За все годы последней, смеем утверждать:  Монголия находилась на военном положении и олицетворяла собой упоминавшийся выше «глубокий тыл Красной Армии».

В связи с этим, считаем, уместным привести слова Георгия Константиновича Жукова: «…Я хотел бы  подчеркнуть  что помощь, которую оказал  монгольский народ Советскому Союзу за время Отечественной войны против  фашистской Германии, была немалой. Только в 1941 году от Монгольской Народной Республики было получено 140 вагонов различных подарков для советских воинов на общую сумму 65 миллионов тугриков. Во Внешторгбанк поступило  2 миллиона 500 тысяч тугриков и 100 тысяч американских долларов, 300 килограммов золота. На эти средства тогда были построены 53 танка, в т. ч. 32 танка  «Т-34», на бортах которых стояли славные имена Сухэ-Батора и других героев  Монгольской Народной Республики…

Кроме танков… в дар Красной Армии в 1941-1942 гг. была передана  авиационная эскадрилья  «Монгольский арат»…, поступило 35 тысяч лошадей, которые пошли на укомплектование советских кавалерийских частей».

3 сентября 2014 года на торжественном приеме в честь визита В.В. Путина в Монголию президент Монголии  Ц. Элбэгдорж привел следующие  факты, характеризовавшие отношения двух наших стран в годы Великой Отечественной войны:    «… в  те годы… каждая пятая шинель, которую носили советские солдаты и офицеры, была изготовлена из шерсти, обработанной монголами… Монголия была в те годы  единственной страной, поставлявшей  вольфрам на оружейные заводы Советского Союза, … из которого делали на них снаряды, способные пробивать броню танка и броневика».

Такими вот были отношения монгольского  и советского народов в те трудные для СССР и МНР годы. В заключение скажем, что монголы, начиная с 20-х годов  XX  века,   всегда называли Россию «вечной опорой», а россиян – русскими братьями. Такова вот историческая истина, которая должна оставаться вечной. Таковой  и следует нам – старшему поколению, передавать молодому поколению: мы в Монголии, вы – россияне – в своей стране.

 

Подготовил к публикации Алексей ИВАШКИН при  содействии  доктора исторических наук, профессора, академика  РАГН (Горно-Алтайск) Николая  МОДОРОВА.

На снимке герой Монголии Б. Лувсан.

 

Интерфакс-Россия