header

С каждым годом их становится все меньше, и они, увы,   пополняют ряды «Бессмертного полка». Ветераны  уходят от нас, но память  хранит имена тех, кто, проливая кровь, рискуя жизнью, остановил «железную машину Вермахта» и победил ее

Это было  довольно  давно. Мне  тогда предстояло  только пойти в первый класс  школы № 13.  Наша улица, именуемая  «Луговая»,  шла  вдоль берега реки  Майма.  Поэтому  мы, будущие школьники,   в жаркие летние дни   в поисках  глубоких мест бегали  купаться от  «гардинки»  до  «Ленинского моста». Понятно, что знали всех или почти всех, кто проживал в этом микрорайоне Горно-Алтайска.  Немало новых знакомых  среди взрослых обрели еще    в младших классах, когда  на   мероприятия к нам приходили    люди с орденами и медалями. Некоторых их них мы знали в лицо и по именам.

Уважаемым человеком на нашей улице был  фронтовик Аркадий Иванович Артюшенко. Он  преподавал историю в школе № 12, воспитывал дочь Людмилу и сына  Валерия. Дворы наших домов  разделяла  только  проезжая часть, поэтому   мы часто  ходили  друг к другу в гости и слушали рассказы  фронтовика о его боевых буднях.  Аркадий Иванович храбро воевал на  фронтах Великой Отечественной, был несколько раз ранен, контужен, но  до конца своих дней сохранил ясность ума и крепкую память. В День победы всегда надевал свои ордена и медали и, взяв  в руки костыль,   шел к военкомату, где собирались участники парада.  Его сын Валерий   впоследствии также решил посвятить свою жизнь военной службе. Так и получилось.  Но тогда, в детстве,  мы только мечтали, стать офицерами и преподавать историю в школах,  как наш Аркадий Иванович.  Его авторитет для  всех жителей  «Луговой» был непререкаем.

Помню, как  в пятом классе он, историк по образованию, помогал мне решить сложную математическую задачу.  Думал долго, призвал на помощь свою дочь, старшеклассницу Людмилу,  а также супругу Александру Андреевну, которая  трудилась учителем  географии в школе № 13.  Все вместе  долго решали, но все же получили правильный ответ.

По соседству с Артюшенко проживал  Федор Алексеевич Дымов. Фронтовик получил тяжелое ранение и ослеп.   Но у  него были  крепкие и умелые   руки, которыми он построил семье  небольшой дом. Причем почти все делал на ощупь.  Когда детвора  собиралась на лужайке,  и к нам  подходил  Федор Алексеевич,   мгновенно прекращались споры,  и  мы увлеченно слушали его рассказы о войне. Наверное, как и у всех  фронтовиков  у него были  боевые  награды, но мы их не видели. Из жизни  Федор Алексеевич ушел рано, видимо, на его здоровье сказались тяжелые ранения.

В двух шагах от Дымовых  проживал еще один  фронтовик  - Яков Афанасьевич Головин.  На Волховском фронте  в 1942 году он получил тяжелейшее ранение обеих ног. Поэтому ходил с трудом. Но   до выхода на пенсию  продолжал трудиться  кузнецом  в артели, которая  называлась  «Электрометалл» (впоследствии – Горно-Алтайский обозостроительный завод). О судьбе Якова  Афанасьевича Головина  через много лет я все же рассказал на страницах областной газеты «Звезда Алтая». Публикация называлась «Счастье старого солдата». В семье Головиных было трое сыновей. Жили они  в простеньком домике на берегу реки. Помню, Яков Афанасьевич всегда сидел на  бревнышках   и наблюдал за нашими играми. А если вдруг  на лужайке начиналась «Зарница», то  бывший рядовой  Красной Армии  Яков Афанасьевич Головин у нас был  маршалом и принимал наши импровизированные парады.

Часто вспоминаю своего  близкого родственника  Николая Павловича Суртаева. Он также имел особняк на «Луговой». На фронте был водителем  самоходной установки, дошел с боями до Праги, имел  несколько боевых наград и ранений. И после войны долгое время работал в  кузнице. Он редко рассказывал  нам о войне, но  все равно мы его уважали за храбрость и безграничное  трудолюбие.

К сожалению не сохранилась та маленькая избушка, в которой проживал  участник  Первой мировой и Великой Отечественной войн Михаил Егорович Лебедев.  Еще в 1914 году   кайзеровский  офицер   прострелил ему легкие. Он лишился голоса. Но  все равно жил полноценной жизнью и  даже сумел во второй раз  попасть на  фронт.  Воевал  с немцами недолго. До 75 лет сохранил   острое  зрение, умел  метко стрелять и малокалиберной винтовки и поражал нас своим  снайперским искусством. А сложенные им печи в частных домах нашего микрорайона до сих пор служат людям.  

Отец  еще  одного  моего друга  детства  Валерия   также был  фронтовиком.  Михаил Иванович  Березиков с семьей проживали  на другой   улице – на «Чемальской». Это совсем рядом с «Луговой». Жизнь не баловала Березиковых. У них было трое детей. Много лет они   пытались улучшить свои жилищные условия.  И только в 1956 году  построили по соседству  с нами  свой дом.  В него приятно было зайти: чисто, уютно и немного таинственно. В дальнем углу  находились большие  часы, видимо, трофейные. Через  каждые полчала раздавался  их бой. Михаил Иванович   мало рассказывал нам о войне, но умел  из  деревянных плашек делать   игрушечные пистолеты, автоматы, винтовки и даже пулеметы.

Память сохранила  образ  соседа Березиковых  Николая Андреевича Коробова, весельчака и балагура.  Он тоже воевал, имел много наград. А во дворе у него  находился   старый  легковой автомобиль «ГАЗ-67». За рулем этой машины мы  часто играли, изображая военных водителей.

На  «Чемальской» проживала семья Жернаковых. Павел Иванович  также  был фронтовиком. Но война для него была почему-то запретной темой. Не  хотел рассказывать.  А медали на День победы  все же  надевал.

Совсем другим человеком был Лев Борисович Гринев. Он преподавал русский язык и литературу в школе № 12, а его супруга Мария Иосифовна  возглавляла коллектив  начальной школы № 5.  Проживали  они в двухквартирнике на «Трудовой».  Это совсем рядом. Лев Борисович  получил на фронте тяжелейшую контузию. Но  не бросал любимого дела вплоть до выхода на пенсию. В моей  памяти он остался     человеком  исключительной выдержки,  тонкого юмора, высокого интеллекта.  Всего один раз  он показал  нам свои награды.  О войне рассказывал мало и неохотно. Видимо, там  было  мало приятного.

Судьба свела меня с  еще одним фронтовиком, который  долгое время проживал по соседству. Это Николай Семенович Дудин, полковник в отставке, бывший заместитель председателя Горно-Алтайского облисполкома, руководитель   отдела народного контроля.  Он воевал в артиллерии,  с боями дошел до  польского Гданьска, где и встретил  День победы.   Орденов и медалей  у него было много. Он  часто  приходил в школу № 13, где проводил уроки мужества.  Как и все фронтовики, жил скромно в простом домике на  Ленинской улице. И только  к 40-летию Великой Победы  (1985) его семье выделили однокомнатную  благоустроенную квартиру.

Друг моей юности поэт, автор  книги «Повесть о Марифите»  Алексей Анатольевич Зиновьев также проживал  с нами по соседству. Он участвовал в боевых действиях в качестве военного корреспондента  газеты «Комсомольская правда». На Курской дуге написал серию очерков о  подвигах наших танкистов. В одном из боев  лейтенант Зиновьев получил  ранение и был демобилизован по состоянию здоровья. А его младший   брат  Евгений  погиб при высадке десанта в  районе Кенигсберга.  Это имя увековечено на памятнике, который сегодня находится во  дворе школы № 10.

К сожалению,   имен  других фронтовиков  уже  не помню. Хотя  фамилии их до сих пор на слуху: Шадрин,  Андреев, Чечушков, Зарубин, Корольков, Беспятов.  Да простят  меня их родственники. А может быть,   откликнутся и  напишут  в редакцию газеты о  подвигах этих настоящих мужчин, бойцов  в годы Великой Отечественной войны? Очень хотелось бы   нынче вспомнить  всех, кто сложил свои головы на полях сражений, кто вернулся с фронта, но  не дожил до нынешнего славного юбилея Великой Победы. Вечная им память!

Алексей ИВАШКИН.