header

Свой вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск внесли  монгольские кочевники. Об этом  рассказ нашего монгольского гостя Цэдэв Наваанзоч

Обобщая известные факты, скажем, что «западные монголы, тем более приалтайские кочевники имеют богатые традиции по выращиванию пяти видов скота, особенно верблюдов» [Манхан сум XX зуунд, 2000, с. 51]. По сравнению с другими сомонами и народностями труженики сомонов Манхан, Уенч и Алтай Хобдского аймака накопили больше знаний и опыта по уходу за верблюдами, по обработке и применению продуктивности верблюда, по использованию верблюда для езды, перевозки груза и дальнего каравана. Судя по источникам, задание довезти материалы для помощи Красной Армии из Хобда до Бийска, наверное, поручила администрация аймака Хобд администрации с. Манхан в августе 1942 г. Бывший председатель с. Манхан Д. Даваа долго изучал людей: кому доверять это ответственное и нелегкое дело. Наконец его выбор пал на девятнадцатилетнего Б. Лувсана, секретаря ревсомольской ячейки. Этот выбор был неслучайным: его отличали трудолюбие и справедливость, терпеливость и выдержка, личная ответственность и дисциплинированность, а также и грамотность. Приняв такое сверхответственное задание от руководства аймака и сомона, Б. Лувсан за неполный месяц подготовил 1200 в основном молодых кастрированных верблюдов и 110 человек-караванщиков.

Итак, в тяжелое военное время, 17 сентября 1942 г.,  верблюжий караван, нагруженный грузами помощи от народов Западной Монголии, тронулся из города Хобда в направлении на север. Это был рекордный караван, состоящий из 1200 верблюдов и 108 караванщиков. Цель каравана, возглавляемого 19-летним Б. Лувсаном, - доставить грузы-сборы для помощи Красной Армии до Бийска по Чуйскому тракту. Груз в основном состоял из мяса джейрана, кабана и различной дичи, а также везли шубы и сапоги из овчины, валенки, шапки, рукавицы. Были и сушеная  баранина и говядина. Караван переехал знаменитый Чикет-Аманский перевал, переправился через горные быстрые реки в Чуйской долине и доехал до Бийска лишь в начале февраля 1943 г.

«...Караван шел в абсолютно трудных условиях, где развернулась борьба между человеком и природой, жители, старики, дети и женщины придорожных сел, многие из которых имели монгольские названия, тепло встречали нас, держа в руках горячий чай и пищу, для разбитых ступней верблюдов женщины сшили калоши, что не забываются...», «... при трескучем морозе декабря и января, среди Алтайских гор, в течение двух месяцев караванщики не снимали одежду, утром и вечером загружали и разгружали верблюдов, проходили в среднем 20-30 км в день, ночью между параллельно лежащими двумя верблюдами отсыпались, и все-таки мы доехали до назначенного места», - говорил Лувсан, ныне старожил [Манхан сум XX зуунд, 2000, с. 54]. «...в ходе переезда через Чикет-Аманский перевал были случаи падения верблюда вниз в ущелье. С наступлением зимы почти у всех верблюдов ступни были разбиты о камни и ледяные торосы, некоторые даже прокалывались, из-за чего следы их были красными, что вызывало жалость в сердце, душа как будто разрывалась...» [Ванчаарай Ш., 2010. 05.08. №109]. Эти факты и цитаты из воспоминаний Б. Лувсана являются только частью этой трудной поездки. Таким образом, караван с честью выполнил долг в трудных природно-климатических и дорожных условиях. Когда караван дошел до Бийска, офицеры и начальники Советской Армии с дружелюбием встретили караванщиков, отдали честь Б. Лувсану и через переводчика представились, что они члены комиссии по принятию подарков для фронта из Монголии. Русские товарищи слушали рассказ о приключенческой и рискованной поездке, восхищались силой и волей монгольских мужчин и монгольских верблюдов. Особенно их удивил рассказ о черном верблюде, у которого горбы были согнуты в разные стороны (по-монгольски: «солбио хар»), тут же зашла речь об увековечении памяти легендарного черного верблюда где-нибудь на Чуйском тракте. На него перекладывали груз с погибших и других верблюдов, которые не смогли продолжать путь. Черный верблюд с двойным грузом не лежал, потому что при подъеме с таким тяжелым грузом он мог получить повреждение, так что как стоял он на четвереньках, так и закончил дорогу. Об этом караванщики говорили до глубины души, что осталась как легенда. Когда караванщики добрались до Бийска, груз с черного верблюда сняли и погрузили сразу в кузов грузовика ЗИС-5. Несколько дней караванщики отдыхали в Бийске.

Несмотря на военное время, русские вновь загрузили верблюдов пшеницей, пшеном, мукой, сахаром и тканью, которые обратно двинулись в Монголию. Прибыли караванщики в Ховд 5 мая 1943 г. Так закончилась почти восьмимесячная поездка, ставшая уже легендой. Из среды караванщиков сегодня в живых почти никого не осталось. А.Б. Лувсан, возглавивший караван, ныне Герой Труда МНР, ветеран Халхингольской битвы, живет в родном сомоне Манхан Ховдского аймака. Ему около 90 лет.

В завершение мне хочется сказать, что необходимо выяснить по поводу верблюжьего каравана, во-первых, уточнить имена и фамилии организаторов и караванщиков, количество груза, его общую стоимость и наименование, что очень ценно в монгольской истории периода Великой Отечественной войны; во-вторых, установить маршрут каравана. Провести эту работу нужно на основе совместной деятельности с приграничными административно-общественными и научными организациями и учреждениями с помощью архивных материалов, чтобы увековечить память монгольских караванщиков, а также монгольского верблюда.

Выводы. По всей вероятности, возможно, что этот верблюжий караван окажется самым продолжительным по времени (около 8 месяцев), с участием многочисленных верблюдов (1200), перенесших самые трудные природно-климатические и дорожные условия не только в Азии, но и в мире. Монгольские кочевники Центральной Азии богаты традициями и культурой по выращиванию верблюда и уходу за ним. Для них это обыкновенное явление - перевозка грузов караваном до Пекина, Хуххо-та, Долнура и т.д. Однако караван, доставивший подарки для Красной Армии из Ховда (Западная Монголия) до Бийска, не имеет себе равных по количеству верблюдов, сроку и природно-климатическим условиям. С другой стороны, есть основания говорить о том, что в Западной Монголии и Алтайском регионе существовал крупнейший очаг культуры кочевников - традиционная технология по уходу за верблюдами - «кораблями пустыни», применению их в хозяйстве наряду с центральным и южным регионами Монголии.

 

Библиографический список

Ариун тансаг Алтай нутаг / под ред. Д. Найдан. УБ, 2001. БНМАУ, ЗХУ-ын Эх орны их дайны уед. УБ, 1954.

Ванчаарай Ш. Фронтын жингийн цуваа. Удрийн сонин.2010. 05.08. №109. История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1970. Т. 5, кн. первая. С.328.

Манхан сум XX зуунд / под ред. А. Баттур. УБ, 2000.

Монголын туух. V боть. 5-р боть. УБ, 2003.

Муравлев А. Неизвестный Алтай.Трансграничный маршрут. Барнаул, 2012.

Попель Н.К. Бригада «Революционная Монголия». М., 1977. С. 35.

 

Сэтгэлээс уяатай Уенч нутаг / под ред. Н. Бухдамбий. УБ, 2006.