header

В августе 2014 года отмечается  75-летие со  дня  победы  советско-монгольских войск на реке Халхин–Гол

В последнее время  некоторые зарубежные псевдоисторики пытаются   пересмотреть  не только  уроки  Второй мировой  войны, принизив роль   СССР в окончательном разгроме немецко-фашистских войск, но  также исказить   в свою пользу   все те военные  конфликты, которые происходили до   1941 года. Сегодня редакция газеты «Вестник Горно-Алтайска»  по  просьбам читателей начинает серию публикаций, в которых попытается  осветить    некоторые  исторические  факты малоизвестных боевых действий в соседней стране.

 

Несмотря на поражение японцев у озера Хасан, осенью 1938 года генеральный штаб японской армии приступил к разработке плана войны против СССР, получившего кодированное наименование «План операции № 8». В  его рамках  разрабатывалось два варианта: «Ко»  -  нанесение главного удара в направлении советского Приморья, «Оцу» – в направлении Забайкалья через территорию Монголии.

Монголия давно привлекала японцев.  Ее захват дал бы им крупные стратегические выгоды, так как она является флангом обороны Транссибирской железной дороги, соединяющей между собой Дальний Восток и европейскую  часть СССР. Поскольку советское Приморье являлось оборудованным театром военных действий и было насыщено советскими войсками, японцы после неудачи на озере Хасан посчитали его прямую атаку менее перспективной, чем обходной удар через Монголию в Забайкалье, при помощи которого они надеялись перекрыть пути снабжения наших войск на Дальнем Востоке.

С  весны 1939 года развернулась активная подготовка к осуществлению агрессии против МНР и СССР. В соответствии с планом «Оцу» западный фронт японцев должен был развивать через Монголию наступление в район Нерчинска. Далее удары  могли последовать   в сторону  Улан-Удэ и Рухдово.

Политику Японии в отношении Монголии всецело поддерживала Великобритания  – ещё до пакта Молотова-Риббентропа, позволившего Западу обвинить нас в пособничестве Гитлеру. Англичане заявляли, что окажут всемерную поддержку японцам по недопущению советской экспансии в Азию. Более того, в июле 1939 года между Англией и Японией было заключено соглашение, по которому Англия признала все японские захваты в Китае.

Американцы же решили не упускать шанса подзаработать на советско-японском конфликте: в 1939 году Япония закупила в Соединенных Штатах в десять раз больше железного и стального лома, чем в 1938. Американцы продали Японии на три миллиона долларов новейших станков для авиационных заводов. Взамен же США получили из Японии золота на 581 млн. долларов.

В  феврале и марте 1939 года японцами и баргутами было совершено около 30 нападений на пограничников МНР. Эти провокации, а также захват японцами советских судов в открытом море вынудили СССР в первой половине 1939 года увеличить численность вооруженных сил на 345 тыс. человек вместо 57 тысяч, предусмотренных пятилетним планом военного строительства. Большая часть  была направлена на Дальний Восток: в Забайкальский военный округ, на Тихоокеанский флот и в 57-й особый корпус, дислоцировавшийся в МНР. В нем было 30 тысяч человек, 265 танков и 107 самолётов.

Сама же Монгольская Народно-Революционная армия к  весне 1939 года состояла из 8 кавалерийских дивизий, одной бронебригады, а также транспортных, сапёрных и авиационных частей. Однако не все воинские части  были укомплектованы по полным штатам. Не хватало артиллерии и броневиков, в некоторых не хватало офицеров.

Из монгольских частей на Халхин-Голе наиболее активно действовала 6-я кавалерийская дивизия, воевавшая с 17 мая и до конца боев. В дальнейшем в связи с расширением конфликта, 25 июня из Матата была переброшена 8-я кавалерийская дивизия. 3 июля она вышла в район Дзун-Хан-Ула и с этого дня принимала участие во всех боях.

Открытые боевые действия на Халхин-Голе начались 11 мая 1939 года. В этот день отряд японской кавалерии (до 300 человек с несколькими пулемётами) продвинулся на 15 км вглубь территории МНР и атаковал монгольскую пограничную заставу на высоте Номон-Хан-Бурд-Обо. 14 мая 1939 года разведотряд 23-й японской пехотной дивизии под командованием подполковника Азумы – 300 всадников при поддержке звена из пяти лёгких пикирующих бомбардировщиков – атаковал 7-ю пограничную заставу МНР и занял высоту Дунгур-Обо. 15 мая к занятой высоте в дополнение к действовавшему там силам, японцы  перебросили дополнительные  подразделения из состава 64-го пехотного полка той же дивизии,  после чего, японские силы под общим командованием полковника Ямагато составляли 1680 штыков, 900 сабель, 75 пулемётов, 18 орудий,  семь бронеавтомобилей,    и один танк.

Утром 17 мая 1939 года командир 57-го особого стрелкового корпуса комдив Н. В. Фекленко приказал выдвинуть к границе советские подразделения. 22 мая советские войска перешли Халхин-Гол и отбросили японцев к границе. В период с 22 по 28 мая в районе конфликта сосредотачиваются значительные силы. В составе советско-монгольских войск было 668 штыков, 260 сабель, 58 пулемётов, 20 орудий и 39 бронемашин.

28 мая японские войска, обладая численным превосходством, перешли в наступление, имея целью окружить наши войска и отрезать их от переправы на западный берег реки Халхин-Гол. Советско-монгольские войска отступили, но план окружения сорвался во многом благодаря действиям батареи под командованием старшего лейтенанта  Бахтина. Его орудийные расчеты находились на правом берегу, но при виде подходившей к переправе колонны вражеских машин с пехотой Бахтин по своей инициативе переправил орудия на противоположный берег. Орудийные расчеты поведи огонь прямой наводкой. Огнём батареи Бахтина были подбиты машина подполковника Адзумы и две бронемашины, охранявшие его штаб.

На следующий день советско-монгольские войска провели контрнаступление, оттеснив японцев на исходные позиции. Противник потерял   только убитыми более 400 солдат и офицеров. На этом наземные бои временно прекратились. Развернулись боевые действия в воздухе.

Первый воздушный бой на Халхин-Голе произошёл 22 мая 1939 года над горой Хамар-Даба, когда пятерка советских истребителей столкнулась с пятеркой японских самолетов. Стороны потеряли по одному самолету.  Советское руководство посчитало нашу авиационную группировку в Монголии недостаточной, и уже в день первого боя, 22 мая, на полевые аэродромы в районе Баян-Туменя перебрасывается из Забайкальского  военного округа 22-й истребительный полк в составе 63 истребителей И-15бис и И-16 . Через несколько дней в Монголию отправляется  бомбардировочный полк в составе 59 бомбардировщиков СБ , а 29 мая из Москвы спецрейсом в Монголию вылетели три пассажирских самолета. На их борту находилось 48 опытнейших советских летчиков, прошедших боевую школу в небе Испании и Китая. Среди них было 22 Героя Советского Союза. Возглавлял группу отечественных асов заместитель командующего Военно-воздушными Силами РККА комкор Яков Смушкевич.  Другая группа пилотов, в которой также находились опытные бойцы, летавшие в Испании и Китае, была отправлена поездом. В Чите летчики получали и «облетывали» самолеты, а затем перелетали к линии фронта.

В двадцатых числах июня в небе над Халхин-Голом начались упорные бои, в которых с каждой стороны участвовали уже по несколько десятков самолетов. 22 июня  1939 года 105 советских истребителей столкнулись со 120 японскими. Противнику пришлось удалиться в Маньчжоу-Го, потеряв 31 машину.  Ожесточенные воздушные бои произошли 24 и 26 июня. Соотношение сил было равным – примерно по 50–60 самолетов с каждой стороны. Итогом этих двух воздушных боев стала утрата японцами 25 своих истребителей, которые были сбиты и от которых остались только обломки на монгольской земле.

 Тогда японцы решили покончить с советской авиацией одним ударом по нашим аэродромам Тамцак-Булак, Байн-Тумен и Байн-Вурду-Нур. Удар по местам базирования советской авиации оказался хорошо продуманным.

Налет на наземные позиции советской авиации оказался последним успехом японских воздушных сил в небе Монголии. Когда 28 июня 15 вражеских бомбардировщиков решили повторить под прикрытием истребителей налет на советские аэродромы со стороны озера Буир-Нур, то получили полный отпор. Вовремя поднявшая в воздух советская авиации не позволила японцам приблизиться к своим аэродромам, хотя у противника многие пилоты за время войны в Китае получили право называться асами. Всего в воздушных боях с 22 по 28 июня японские авиационные силы потеряли 90 самолетов. Потери советской авиации оказались гораздо меньшими – 38 машин.  Японской авиации пришлось очистить монгольское небо.

Ожесточенные сражения шли и на земле. Японцы, наступая силами двух пехотных и двух танковых полков (130 танков) против полутора тысяч красноармейцев и двух монгольских кавалерийских дивизий, численностью в 3,5 тысячи сабель,   первоначально добились успеха. Однако энергичные действия комкора  Георгия Жукова, незадолго до этого назначенного командующим советско-монгольскими силами, сорвали планы противника. Жуков нанёс контрудар силами 11-й легкотанковой бригады.   Тяжелый  бой продолжался днем и ночью. К 3 часам утра 5 июля сопротивление противника было, наконец, сломлено. Не выдержав натиска советских танков, японцы в беспорядке отступили на восточный берег реки Халхин-Гол.

Ещё два раза 8–11 и 24–25 июля японские войска вновь атаковали позиции советско-монгольских войск, но успеха не добились.

Но  японское командование приступило к подготовке нового наступления.  10 августа сосредоточенные на захваченной части территории МНР японо-маньчжурские войска были сведены в 6-ю армию под командованием генерала Огису Риппо,  состоящую из  двух пехотных дивизий, пехотной  бригады,  двух  танковых полков,  четырех  отдельных батальонов, трех кавалерийских полков.  Группировка  насчитывала  до 75 тысяч  человек, 500 орудий, 182 танка, свыше 300 самолётов.

 Однако под руководством Георгия  Жукова был разработан не только план предстоящей наступательной операции, но и детальный план оперативно-тактического обмана противника. Все передвижения войск во прифронтовой полосе производились только в темное время суток. Это позволило свести эффективность авиационной разведки противника до минимума. Категорически запрещалось вводить войска в исходные для наступления районы. Командный состав, проводивший рекогносцировки на местности, должен был выезжать в красноармейской форме и только на грузовых автомашинах,

 Зная, что японцы активно ведут радиоразведку и подслушивают телефонные переговоры, в целях дезинформации противника была разработана целая программа радио – и телефонных сообщений. Переговоры велись только о строительстве оборонительных сооружений и подготовке осенне-зимней кампании. Радиообман строился главным образом на коде, легко поддающемся расшифровке.

 Японцев на передовой приучали по ночам к имитационному шуму. Для этого использовались звуковые установки: они имитировали различные шумы – движение танков и бронемашин, забивание кольев проволочных заграждений, полет самолетов и прочее. Первоначально японцы обстреливали те районы, откуда доносились подобные шумы. Но вскоре они перестали на них реагировать, что сыграло немалую роль в период настоящей перегруппировки советско-монгольских войск перед наступлением.

К началу наступательной операции советско-монгольская группировка, при общем превосходстве японцев в силах, добилась почти трехкратного превосходства в танках и в 1,7 раза – в самолетах.

Упреждая наступление японцев, 20 августа советско-монгольские войска перешли  к активным боевым действиям,  и после упорных боев к исходу 23 августа окружили основные силы 6-й японской армии.  24–25 августа  1939 года велись бои по расчленению и уничтожению окруженной группировки. 31 августа территория МНР была полностью очищена от противника. 4 и 8 сентября подошедшая японская пехотная дивизия пыталась вновь вторгнуться на территорию Монголии, но была отброшена с большими потерями. Бои велись на полное уничтожение продолжавшего упорно обороняться противника. Из окружения на реке Халхин-Гол почти никому из японцев не удалось вырваться. Неприятельское командование не раз предпринимало безуспешные попытки проведения отчаянных пехотных атак и контратакующих ударов. Но все они были безуспешны, поскольку решительно пресекались огнем наступавших из всех видов оружия. Комкору Жукову 23 августа пришлось ввести в бой на центральном участке свой последний резерв: 212-ю авиадесантную бригаду и две роты пограничников. Это был с его стороны немалый риск, поскольку ближайший резерв – монгольская бронетанковая бригада – находилась в Тамцак-Булаке в 120 километрах от фронта и по тревоге могла прибыть только через несколько часов. Была взята высота «Палец», оборона которой обошлась японцам почти в 700 человек убитыми. К утру 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских войск. Хорошо обученная и вооруженная, обладавшая трехлетним опытом войны в Китае, 6-я отдельная японская армия за считанные дни в буквальном смысле перестала существовать.

Потери советско-монгольских войск составили свыше 18 500 человек, из которых 6831 погибли или умерли от ран и болезней. Сухопутные войска Японии и Маньчжоу-Го потеряли 8629 человек убитыми, 9087 ранеными и 2350 больными. Потери в личном составе японской авиации достигли 179 человек.   В воздушных боях за всё время конфликта японцы потеряли 660 самолетов, а потери монголо-советской авиации составили 143 самолета.

 

В боях на реке Халхин-Гол принимали участие    кадровые военные, призванные в свое время из Алтайского края, который был образован в 1937 году.  К сожалению, пока разыскать   живых участников  тех сражений не предоставляется  возможным. Но сегодня на  территории  Алтая проживают  дети, внуки,  правнуки тех героев, о которых мы еще расскажем.

Интерфакс-Россия