header

Несмотря на некоторое охлаждение в международных отношениях между Россией и Монголией в конце прошлого и начале нынешнего веков, граждане по обе стороны государственных границ хранили, хранят и, надеюсь, будут хранить в памяти то доброе, что было в истории нашей дружбы. В настоящее время, после отмены визового режима, быстрыми темпами идёт восстановление давних дружественных связей, хранители которых с теплом вспоминают всё то хорошее, что было между жителями Советского Союза и Монгольской Народной Республики.

 В Горном Алтае проживает бывший председатель общества советско-монгольской дружбы, а ныне председатель Союза журналистов Республики Алтай Борис Алушкин, а в Баян-Ульгийском аймаке - представитель общественной организации «Найрамдал» Шангшибай Жукей. Им уже за восемьдесят. Но в своей памяти они сохранили многие эпизоды встреч делегаций на земле Горно-Алтайской автономной области и Баян-Ульгийского аймака. По приглашению монгольской стороны с Шангшибаем Жукеем встретились заместитель председателя Торгово-промышленной палаты Республики Алтай Андрей Жуков и заместитель председателя республиканского Союза журналистов Алексей Ивашкин.

Монгольский ветеран всё ещё в строю, хотя давно пенсионер. На его усадьбе смонтирована большая отапливаемая теплица, в которой он выращивает свежие огурцы, помидоры, кабачки. А рядом разбита небольшая плантации картофеля. В засушливом и морозном Баян-Ульгийском аймаке это почти что чудо. Ведь монголы привыкли заниматься скотоводством, а вот растениеводство у них и сейчас экзотика. Жукей гостеприимен, бодр, подтянут, хорошо говорит по-русски.

Цель его встречи с представителями российской стороны – сообщить о большой дате, к которой начата подготовка в аймаке. Речь идёт о столетии (2021 г.) завершения разгрома белогвардейских банд атамана Семёнова вблизи озера Толбо-Нур. Большую роль в прорыве блокады красных партизан семёновцами сыграл отец Шангшибая Жукея Шалымбай, которому тогда было 40 лет. Сегодня на берегу большого монгольского озера находится мемориальный комплекс, памятник партизану гражданской войны Карлу Байкалову и его товарищам. Он был возведён в 1983 году по проекту известного советского художника Фёдора Торхова. Кстати, история МНР берёт начало в далёком 1921 году.

Жукей рассказал, что в 2020 году выйдет из печати его книга о партизанской борьбе с белогвардейскими бандами атамана Семёнова и барона Унгерна. В ней будет подробно описан один боевой эпизод из жизни его отца, спасшего отряд Карла Байкалова от неминуемой гибели.

История крепкой дружбы монголов и русских своими корнями уходит в начало XX века. До революции жители приграничных монгольских аймаков почти свободно перемещались по территории Российской империи, торговали, учились, случалось, вступали в браки с россиянками. В те далёкие годы нынешний административный центр Баян-Ульгийского аймака ещё не был городом. В поселении размещался приемный пункт шкур диких и домашних животных, шерсти овец, верблюдов, яков, где её досушивали, упаковывали в тюки и отправляли караванами в Россию. От Бийской шерстомоечной фабрики в монгольском селе работал сын бедных скотоводов Шалымбай. Он собирал   шерсть, шкуры лис, волков, сурков, выделывал их и возил в Бийск. Словом, хорошо справлялся с поручениями известных бийских купцов Бодуновых, общался с их представителями в алтайской Улале. Об одном из них, как он называл, «маленьком Иване» (Суртаеве), которому тогда было всего 16 лет, вспоминал с особой теплотой. Ведь русский юноша помог монгольскому почти сорокалетнему скотоводу выучить русский язык. Поэтому Шалымбай мог свободно говорить и писать по-русски. За это его уважали и монголы, и русские. Три года жизни в Бийске научили его многому.

Но грянула революция, изменившая привычный уклад жизни и в Монголии, и в России. Торговля между двумя странами была свёрнута, началась гражданская война, которая захватила и приграничные с РСФСР аймаки Западной Монголии.

Шалымбай в 1921 году вступил в красные партизаны. В Ульгий пришло известие о том, что отряд Байкалова, насчитывающий всего 300 бойцов, блокирован в районе озера Толбо-Нур. Тогда в Кош-Агач был послан связной Шалымбай, прекрасно знавший местность и владевший тремя языками. Через неделю он привёл подмогу - 185-й отряд 21-й дивизии, который вызволил партизан Байкалова из белогвардейской блокады. За что впоследствии Шалымбай получил награду.

В мирное время Шалымбай занимался скотоводством, пока его не арестовали по подозрению в шпионаже в пользу Японии. Пять лет простой арат провёл в тюрьме, освободили его только в 1946 году, реабилитировали, вернули боевые награды.

  А в семье без отца росли шестеро детей. Один из них – Жукей. Юноша впоследствии окончил университет в Улан-Баторе, получил профессию инженера-электрика, продолжал обучение в Праге, заочно окончил ещё и экономический факультет. В 1975 году Жукея избрали вторым секретарём Баян-Ульгийского аймачного комитета МНРП. Работал, учился в академии общественных наук при ЦК КПСС, с 1990 по 1993 годы избирался первым заместителем губернатора Баян-Ульгийского аймака. В 1995 году вышел на пенсию.

Жукей стал одним из тех, кто активно продвигал радио и телевидение в Западной Монголии, которому, кстати, тоже недавно отмечали сорокалетний юбилей. Он автор трёх книг по истории Баян-Ульгийского аймака. В том числе из печати вышел его большой труд по истории монгольских казахов. А вот издание о сражении под Толбо-Нуром (1921 г.) и его комментарии к малоизвестным фактам битвы на реке Халхин-Гол (1939 г.) ещё находится в стадии подготовки. Кстати, Жукей, имевший в своё время доступ к архивам МНРП, не приемлет любого искажения исторических фактов, которыми, к сожалению, сегодня грешат не только японские, но и прозападные «историки». Это ещё одна из причин, которые подвигают его к большой исследовательской работе.

Необходимое послесловие.

Не секрет, что в наши дни история XX века становится полем информационных битв за умы и сердца не только нынешнего, но и будущих поколений. Интерес к отношениям России и Монголии приковал взгляды ряда так называемых «историков общественных движений» не случайно. Если в советские времена МНР считали чуть ли 16-й союзной республикой СССР, то в лихие 90-е годы бывшие друзья по оружию, разгромившие в 1939 году японцев на реке Халхин-Гол и в 1945 году поставившие победную точку во Второй мировой войне, перешли на визовый режим отношений. Это и есть следствие той тщательно спланированной прозападной пропаганды, которая избрала полем битвы добрососедские отношения российского и монгольского народов и последовательно вбивала клин в нашу дружбу. К счастью, дружба народов двух стран оказалась сильнее политической пропаганды.

Интерфакс-Россия